Тел: +7 3952 40 40 11
Моб, Viber, WhatsApp: +7 902 512 60 11
E-mail nika-sport@yandex.ru

Топ новостей

выбор редакции

ГлаголЪ

Байкал24

Пресс-релизы

архив новостей

21.02.2018
пнвтсрчтптсбвс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28

Бенди

Николай Емсенко: "За каждой ошибкой тренера стоит судьба спортсмена"

Николай Борисович Емсенко. Родился 16 октября 1946 года в Харбине. Мама – переводчик с японского языка, отец работал в консульстве. В 1958 году переехал в СССР. Занимался легкой атлетикой (десятиборье). Работал старшим тренером сборной команды Вооруженных сил СССР по легкоатлетическим многоборьям. Затем был приглашен в сборную команду СССР по легкоатлетическим многоборьям. В 1993 по 1998 годы работал за границей, в Чехии. С 2004 года – главный специалист спортивного отдела СК «Крылатское». С 2008 года – тренер по специальной функциональной подготовке ХК «Енисей» (Красноярск). С июля 2017 года – тренер по специальной функциональной подготовке ХК «СКА-Нефтяник» (Хабаровск). С апреля 2017 – тренер по специальной функциональной подготовке сборной России по хоккею с мячом.

- Николай Борисович, в российских клубах по хоккею с мячом должность, подобная Вашей, не особенно распространена. Скажите, в каких клубах, кроме «СКА-Нефтяника», ведется такая работа?

- Я как-то видел ролик из Мурманска, сделанный на хорошем, профессиональном уровне – там детально разбиралась техника бега, движения конькобежца. Что-то вроде методической разработки или рекомендации: как это должно быть.  И мне было очень интересно его посмотреть!

- Болельщики часто говорят с восторгом: «Вот хоккеист – техника никакая, а забивает! Да что значит вся ваша техника – играть надо!»

- Вспомните известную фразу: все красивое правильно. Сила развивается в навыке! Если мы строим правильный навык в упражнениях… То есть, первое – я занимаюсь не общей, а специальной функциональной подготовкой и специальной технической подготовкой. Потому что говорить об общей подготовке в Суперлиге не приходится, это уже другой уровень. Им не надо ничего лишнего, не нужен вал какой-то работы, которую мы вроде бы сделали, а результат, к сожалению, будет печальным.

В технике мы предусматриваем два этапа: обучение и совершенствование. И если в «предсезонке» мы совмещаем эти два процесса, то в соревновательном этапе акцент делается на совершенствование.

- А у нас любят говорить, если команда не играет: да просто работать надо больше, «пахать», и все получится!

- На каждой тренировке ты должен понимать: какую задачу ты решаешь здесь и сейчас, именно сегодня? Какой продукт этой тренировки ты получаешь, какие качества ты развиваешь? Потом, каждая последующая тренировка должна вытекать из предыдущей, чтобы не возникало противоречия тренировочных процессов. Это большой, сложный механизм. Поэтому, если заставлять человека каждый день бегать по десять километров – можно, конечно, но зачем?

- Понятно, что на все времени не хватает, но если по-хорошему, то сколько внимания нужно уделять такой работе?

- Я считаю, что это нужно делать круглый год. Потому что изменяется ваше состояние – меняется и техника. Вы выходите на новый качественный уровень – и у вас изменяется техника. Она по крупицам складывается. Это тяжелый процесс. Если идет разминка конькобежца – от первого шага, от выхода на стопе поднимание бедра, любые упражнения – все должно выполняться правильно. На этом все строится. Ведь, выполняя упражнения правильно, мы формируем те двигательные единицы, которые нам нужны в основных упражнениях. Уча, мы учим учиться. И человеку потом легко. Ему потом значительно легче осваивать какие-то технические, специальные элементы, когда у него хорошая двигательная база. И вы идете дальше и опять совершенствуете. Потому что, если есть предел вашим физическим качествам, то техническому совершенству предела нет. Это можно делать бесконечно. А мне именно этим и интересно заниматься. И мне потом очень приятно смотреть, когда уже видна школа.

- А спортсмены готовы воспринимать? Иногда бывает трудно достучаться.

- А мне, наверное, везет! Вокруг меня формируются именно те ребята, с которыми мы становимся единомышленниками. И, наверное, они видят и чувствуют, что это им помогает. Поначалу чувство недоверия может быть. Но… как думают: «Посмотрю, поделаю – хуже ведь не будет?» А там уже втягиваются. Поэтому, когда ты уже ничего игрокам не говоришь, а иногда просто взгляд бросил – а он головой кивает, он уже понял.  Добавлю, что, когда я пришел в «СКА-Нефтяник» в июле 2017 года, то кого-то из ребят знал раньше по работе в красноярском «Енисее», кто-то был знаком сборной России, с которой я был на сборе весной 2017, в Сочи. Кстати, про тот сбор: условия – исключительные, именно уровня сборной команды России. Ну, все есть! Я надеюсь, это станет хорошей традицией – весенний сбор в Сочи. Когда сезон в большинстве команд завершен, и мы можем отбирать, просматривать, нет никакой «гонки» или давления перед ответственными играми.

-  «Енисей», «СКА-Нефтяник» – единицы таких клубов, где были специалисты Вашего профиля. Вспомним еще Иркутск, в «Байкал-Энергии» одно время работал Сергей Слоев…

- Знаю его, конечно же! Мы с ним все время встречались, у нас замечательные отношения – и человеческие, и профессиональные. Это человек с колоссальным опытом.

- Потом в Иркутске сезон отработал Геннадий Фатеев, и на этом, наверное, закончилась эра узких специалистов. Потом на эту должность в «Байкал-Энергии» стали назначать просто тренера, который вроде бы вел этот направление. А потом и должность убрали. Эта работа считается необязательной, более того, некоторые тренеры даже готовы обидеться – неужели мы сами не знаем, какой должна быть физподготовка? Нас же учили, мы помним. Как вы думаете, чем чревата такая ситуация?

- Вот сейчас в Хабаровске есть такая возможность: много времени уделять молодежной команде. Потому что эти мальчишки – они как губка, тут же все впитывают. И очень приятно смотреть на них – на разминке, на специальных упражнениях, на досках, на силовой подготовке. Да сам подход к штанге! То, как человек просто подошел к снаряду – это школа, это понимание. Ведь он понесет это дальше, по своей жизни. А когда он умеет все это правильно делать… Я всегда говорю: вы тренируйтесь сейчас. Тут. В команде «СКА-Нефтяник». Придете вы в любую дорогую команду – и будет видно, что вы – образованный человек, что у вас есть культура. Культура спортсмена! Когда вы понимаете, что все делаете правильно.

- Но не у всех есть возможность заниматься в такой команде, где этому фактору придают значение. А другие…? Для всего хоккея с мячом это просто застой, или это уход «в минус»?

- Я считаю, что должен быть, конечно, такой специалист. Цель подготовки определяет характер деятельности. Главная задача – это организация тренировочного процесса. Иначе вы не решаете поставленные задачи. Потому что… уровень притязаний должен быть выше. Каждого спортсмена! Если я на этой позиции – я должен быть лучшим, в своей команде, в стране. А не ту планку, которую я выбрал, меня устраивает. Но еще раз повторю: мне, наверное, очень везет. На тот коллектив, с которым я работаю, на спортсменов. Это – единомышленники. Я просто занимаюсь своим делом! После того, как я завершил выступления в легкой атлетике, я работал в Вооруженных силах, потом в сборной СССР. Я прошел большую школу, мне повезло работать бок о бок с великими специалистами: как в ЦСКА, так и в сборной СССР.

- А как Вы перешли с легкой атлетики в конькобежный спорт?

- С 2004 года в СК «Крылатское» я был главным специалистом спортивного отдела. Там я работал с конькобежцами, занимался специальной силовой подготовкой. Мне очень помогла работа с Варварой Барышевой, бронзовым призером Олимпиады-2006 по конькобежному спорту. Она занималась в «Крылатском», с ней работал ее отец, Борис Барышев, заслуженный тренер СССР. Это сотрудничество очень много мне дало.

- Потом был хоккей с мячом: этот вид как Вы для себя открыли?

- Первая моя команда – это красноярский «Енисей». Сергей Иванович Ломанов работал в московском «Динамо», тогда мы с ним познакомились, он интересовался моей работой. А когда он вернулся в Красноярск, то пригласил меня.

- Вы азартный человек? Сильно переживаете за свою команду во время игр?

- Да! Переживаю, да. Такого, чтобы волноваться, громко кричать – нет, иногда всплеск какой-то есть. Но… стараюсь контролировать эмоции. Не всегда получается.

- В какие моменты Ваша работа видна невооруженным глазом?

-  Когда игрок на высоких скоростях может выполнять любые технические действия. Вот тогда видно функциональную готовность спортсмена, игрока. А когда этого нет – вот он проезжает к воротам, и… Как говорят: «Чего-то не хватает». Я создаю тот фундамент, на котором специалисты, главный тренер и его помощник, строят свою работу. Ведь согласитесь: даже самые гениальные проекты тренера, если нет исполнителя, или если исполнитель не в состоянии,  -- то тренер не сможет это реализовывать.

- Некоторые команды перестали выезжать на базы. Домашней подготовкой на стадионе обходятся. Скажите как специалист: чем отличается один и тот же объем работы, проделанный на сборах и дома?

- Вы никогда не освоите на своем стадионе те объемы, ту интенсивность, всю сложность, когда у спортсмена есть тысячи забот дома. Я ни в коей мере не говорю о том, что надо отрывать спортсменов от семьи, детей, но…

- Давайте вспомним печально знаменитые спаренные матчи. Мы слышали только мнение Исполкома ФХМР – что это было нужно, и мнения болельщиков – что это неудобно. Специалисты в тот момент как-то дружно молчали. А что скажете Вы по этому поводу?

- Это необоснованно. Эмоционально прежде всего.  Ведь мы все прекрасно понимаем, что команды играют ради людей, которые собираются на матчи как в театр. Ты должен выйти и выдать! Показать себя! А если ты накануне все выплеснул, то в тебе нет на завтра ничего. А потом: а восстанавливаться? А работать? Надо же команду тренировать, надо же дальше развиваться.

- А что скажете про финнов, шведов и других любителей? Вот в России хоккеисты – профессионалы, готовятся и получают зарплату. А там люди работают, а играют порой на уровне наших профессионалов. Как это возможно?

- Это было бы ошибочно – считать, что они почти не готовятся. Я видел Кристофера Эдлунда – он прекрасно подготовлен во всех отношениях!

- Значит, дело в условиях подготовки? Скандинавы берут не количеством, а качеством тренировки?

- Все-таки когда ты тренируешься в закрытом комплексе, то качество подготовки на порядок выше. Каждый удар, каждая подача, каждое движение – все делается в идеальных условиях. И вы совершенствуетесь. А представьте, если погода – как сейчас, зима, холодно и ветер. Ни скольжения, ни удара, ветер мячи сносит. Ну, и сколько вы покатались? Пятнадцать, двадцать минут – и ушли. А если месяц такое продолжается?

- А у нас еще говорят: чем больше трудностей – тем сильнее потом становятся спортсмены!

- Это большая ошибка. Качество тренировочного процесса – оно суммируется. И дает результат. Но если вы не наработали какое-то движение, то как вы его сможете отработать? Это глубокая ошибка. Мне очень нравится старое выражение: за каждой методической ошибкой тренера стоит судьба спортсмена. Работая тренером, ты отвечаешь перед спортсменом за его судьбу.

 


Теги: ХК "СКА-Нефтяник" , Хабаровск , ХК "Енисей" , Красноярск , Николай Емсенко

Автор: Ника Песчинская
«Байкал24.Спорт»

Новости

Легкая атлетика

13.02.18

Легкая атлетика: Анастасия Коношанова из Иркутской области - третья на первенстве России среди юниоров на дистанции 3000 метров

Футбол

Другие

Плавание