«Микропластик — это маркер деятельности человека»

Проблемы экологии продолжают оставаться в центре внимания. Последнее время все больше экспертов выражают беспокойство из-за так называемого микропластика — частиц полимеров, которые находят теперь даже в самых отдаленных уголках планеты. Не избежал этого и наш Байкал. «Известия» поговорили о микропластике и связанных с ним вызовах науке и промышленности со старшим научным сотрудником кафедры общей экологии и гидробиологии биологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидатом биологических наук Михаилом Колобовым.

— Одна из наиболее острых экологических проблем — распространение микропластика. С этой проблемой пытаются бороться, разработаны различные программы. Насколько остро стоит этот вопрос?

— Микропластик — это микрочастицы пластика, которые появляются в результате его разрушения. Это нормальный процесс, который проходит под воздействие различных физических и биологических факторов, таких как солнечная радиация, механическое истирание, разрушение от перепада температур, влияние микрофлоры и бактерий. Пластиковое изделие в природной среде разрушается на все более мелкие частички. И вот эти частички менее 5 мм, которые и называются микропластиком, сейчас встречаются везде.

Пластиковое загрязнение планеты началось более 70 лет назад. В 60-е годы прошлого века были обнаружены первые мусорные скопления в океане. Тогда это в основном были различные рыболовные снасти, потом к ним присоединились пластиковая упаковка и прочие отходы. А сейчас нет уже ни одного региона на планете, который не был бы загрязнен микропластиком, от Антарктиды до вершин Гималаев. Одни из самых загрязненных регионов — это Европа, Индия и Китай. Китай — это, вообще, по сути, крупнейший производитель пластика, а соответственно, и микропластика. Его доля — треть мирового производства пластика.

Практически все водоемы на планете сейчас имеют сравнимый уровень загрязнения микропластиком, на какой удаленности ни находились бы они от цивилизации.

— Актуальна ли проблема микропластика для России? Для каких регионов?

— В России он встречается также везде. Мои коллеги занимаются проблемой загрязнения микропластиком Баренцева моря, Волги и других водоемов. И вот интересный факт. Баренцево море — это, с одной стороны, кладовая больших запасов рыбы и других морепродуктов, потому что туда дотягивается Гольфстрим, принося много питательных веществ. С другой стороны, там скапливается огромное количество пластика, принесенного этим течением. Сейчас почти весь пластик тем или иным образом маркируется, поэтому почти все эти изделия можно идентифицировать. Были сфотографированы пластиковые изделия — и выброшенные на берег, и плавающие в море. Мы нанесли их согласно маркировке на карту. Оказалось, что они пришли к нам с этим течением, из мест, начиная с Карибского региона и заканчивая Норвегией и Россией. Ящики для перевозки фруктов из Испании и ящики для перевозки кондитерских изделий из Великобритании и рыбных рынков из Норвегии — все там было.

Микропластик, который находят, например, в Тихом океане, отличается от того, что находят на Байкале. Он более крупный: это могут быть фрагменты промышленной и бытовой упаковки. А на греческом острове Родос я лично фотографировал так называемые пластиковые пляжи. Пляжи на острове состоят из песка вперемешку с разноцветным пластиком, он тоже довольно крупный.

— А на Байкале какой?

— Там пластик более мелкий. Байкал достаточно узкий, и этот пластик, как в стиральной машине, перетирается между берегами, разрушается и превращается в мелкую крошку. Этим байкальский микропластик отличается от того, который встречается в других регионах планеты. И еще очень много волокон. Если в тихоокеанском «мусорном пятне» больше кусочков пластика, то на Байкале гораздо больше волокон, а это продукт обычной бытовой стирки. Люди просто стирают одежду, грязная вода после стирки смывается в Байкал. Одежда сейчас синтетическая практически вся. Синтетическая нить вставляется даже в натуральную одежду, чтобы та держала форму. Когда мы изучаем микропластик, мы всегда надеваем хлопчатобумажную одежду, чтобы микропластик с нашей одежды не попадал в исследуемый. Так вот мы суммировали длину этих волокон, и получился километр этих нитей на квадратный километр площади озера. Представьте, сколько катушек ниток надо набрать, порубить на кусочки меньше 5 мм и все это высыпать в Байкал!

Это поверхностный пластик, у него плотность ниже плотности воды, и он плавает. Но есть еще и тот, что тяжелее, ПВХ например. Такой микропластик тонет и лежит на дне.

— Насколько много в Байкале микропластика?

— Смотря как считать... В целом озеро Байкал показывает высокие уровни загрязнения, схожие с загрязнением водоемов в других регионах планеты. Этому есть причины, много населенных пунктов стоит на берегах Байкала, поэтому туда попадает много отходов. Традиционно для учета микропластика используется сетка с ячейкой диаметром в 300 микрон. И соответственно, ранее в большинстве случаев учитывался микропластик от 300 микрон и до 5 мм. Поэтому средняя концентрация частиц была десятки и сотни тысяч частиц.

Как показало последнее исследование наших коллег из Иркутска, если учитывать более мелкий микропластик, размером от 20 микрон, загрязнение на два-три порядка выше, чем считалось ранее. И это очень высокая концентрация — уже не сотни тысяч частиц на квадратный километр, а миллионы.

На Волге тоже идут исследования. Но там все очень сложно: мелкий пластик там учитывать невозможно — сетка мгновенно забивается крупным пластиком, начиная от окурков и заканчивая пакетами. И все это несется уже в Каспийское море.

— Если вернуться к Байкалу, то какую роль в деле его загрязнения микропластиком играют туристы? Что можно предпринять, чтобы снизить нагрузку на экологию от увеличивающегося туристического потока?

— Конечно, в настоящее время антропогенная нагрузка на экосистему Байкала велика. Она очень разнообразна, и загрязнение озера пластиком является одной из самых заметных ее составляющих. Бесконтрольность поступления пластика в окружающую среду — одна из главных проблем. Однако причин поступления пластика в озеро много, и туризм — лишь одна из них. Отдыхающие привозят с собой на берег ограниченное количество пластика, гораздо большее его количество может круглогодично поступать в озеро путем смыва через реки. На протяжении нескольких лет исследований мы видим, что на Байкале напротив дельты Селенги все время плавает концентрированное пятно микропластика. Откуда он смывается? В частности, из Улан-Удэ, Монголии, из других мест. Смытый пластиковый мусор выбрасывается на берег, смешиваясь с тем, что оставили там отдыхающие.

В настоящее время нет эффективного механизма утилизации пластика в регионе. Сжигать его нельзя, потому что при горении он выделяет токсичные газы. Крошить его — значит просто продуцировать микропластик.

— И как тогда быть?

— Проблему надо решать комплексно. Весь используемый людьми пластик надо разделить на «практический» и «теоретический». Первый — это тот пластик, что неизбежно попадет в окружающую среду, будучи привезенным отдыхающими или местными жителями в виде пищевой и промышленной упаковки. Второй — тот, что в нее также может попасть, но при доработке местных законов доступ к Байкалу ему будет закрыт.

Для сбора первого вида пластика необходимо создавать точки сбора отходов на берегу Байкала — в кемпингах и прибрежных населенных пунктах, где туристы и местные жители могли бы оставлять мусор для вывоза его для утилизации или захоронения, подальше от берега. Нужно создавать доступные зоны, в которых существуют отработанные механизмы забора и вывоза отходов. Это выход. В экологию нужно вкладываться.

Поступление в окружающую среду второго вида пластика можно намного уменьшить, введя ограничения на его оборот в прибайкальской территории. В первую очередь это касается «одноразового» пластика — посуды, пакетов, пищевой упаковки. Замена этому набору существует и уже давно используется в некоторых странах.

Микропластик — это маркер деятельности человека. К тому же в одиночку он в воду не попадает, он всегда попадает вместе с чем-то. Часто это будут промышленные химические соединения, а среди них есть очень опасные. И если микропластик мы видим, то эти соединения нет. Микропластик показывает нам те точки, где идет поступление вредных веществ. За это ему можно даже сказать спасибо.

— Есть ли примеры помощи бизнеса научному сообществу для защиты природы? Как бизнес вообще может помочь?

— Сейчас стало действительно популярным и важным делом для бизнеса — оказывать поддержку исследованиям в области исследований микропластика. Мы работаем в связке с группой компаний En+ Group, и они нам очень хорошо помогают. И мы, и они в сотрудничестве заинтересованы. Я знаю, что компания «РЖД» проводит комплекс мероприятий, направленных на экологические исследования по тому же Байкалу. Это те крупные компании, которые присутствуют в регионе.

Государство и бизнес могли бы создавать некие «биржи идей», чтобы заинтересованные люди черпали оттуда какие-то идеи, и создавать банки доступных технологий, чтобы им можно было реализовывать эти идеи.

Источник: iz.ru/1334953



Авторские экскурсии
ТГ