Хоккей с мячом в Иркутске: проблем много, тренеров мало. Взгляд Александра Межуева на ситуацию

Мы продолжаем тему детского хоккея с мячом в Иркутске. Напомним, все началась с отдельно взятого случая, когда 16-летнему хоккеисту не нашлось месте в спортивной школе «Рекорд». При ближайшем рассмотрении оказалось, что тема гораздо шире. Почему так слабо работают школы по хоккею с мячом в Иркутске? 


Ника ПЕСЧИНСКАЯ

Предыдущий материал мы завершились фразой: «Продолжение следует. Надеемся». И вот оно последовало. 

После этих публикаций свое мнение о ситуации пожелал высказать Александр Межуев, главный тренер женской команды «Рекорд», который в свое время немало работал с юношескими и юниорскими командами. Его подопечные не раз были в числе лучших команд России. Сейчас все иначе. 

Хотя вроде в Иркутске все благополучно – внешне. Школы работают, команды занимаются, даже где-то о них в газетах пишут. Красота! А вот спортивного результата почти нет. Обращаем внимание: мы говорим о мужском хоккее с мячом, в женском Иркутск является лидером в стране. А вот с мальчиками проблема. 

Много лет это списывали на отсутствие специализированной школы по хоккею с мячом. Но вот в ноябре 2016 года наконец заработала школа «Сибскана». 

Мы не будем повторять содержание двух предыдущих материалов, вы можете прочесть их здесь. 


2. Для кого работает школа "Сибскана"? Часть вторая: ответ Министерства спорта и комментарии родителей

Мы сейчас лишь добавим, что у нас в Иркутске, в отличие от других центров хоккея с мячом, есть много школ подготовки: «Байкал-Энергия», «Рекорд», «Зенит» и другие. Это является одним из минусов иркутской системы подготовки: нет единения, каждый тренер хочет вырастить свою команду, в итоге от Иркутска на соревнования ездят несколько средних команд – вместо одной хорошей.

И вот что мы делаем своими руками – усугубляем ситуацию, создавая еще одну школу по хоккею с мячом – «Сибскана». Да, это специализированная школа, она должна работать лучше всех. Но этого не произошло. Почему? Об этом мы подробно поговорили с Александром Межуевым, узнав много интересного. Но сначала – небольшое лирическое отступление.

МОЖНО ЛИ В СПОРТЕ ПРОСТО ХОДИТЬ НА РАБОТУ?

Есть такая фраза: «Претензии на качество судейства не рассматриваются». Имеется в виду: не стоит карать человека, если он не очень хорошо работает. Мы сейчас не говорим об умышленных ошибках. А про сам принцип: не стоит наказывать за низкий уровень, у каждого в жизни своя планка. 

После первых двух материалов о работе спортивной школы «Сибскана» мне стало немного не по себе. Подумалось: а что мы делаем? Ведь мы, по сути, тоже «подаем протесты» на качество. Только не судейства, а работы школ. А если люди не могут лучше? Ведь и я не Николай Озеров, и наши тренеры, спортивные руководители и рядовые работники школ, – они тоже не космического уровня. Какие уж есть. Что с этим поделать?

Но… Мне вспоминается другая фраза. Павел Богатырев, который в настоящее время исполняет обязанности министра спорта Иркутской области, сказал однажды:

- Мне кажется, что в спорте нельзя просто ходить на работу.

Потому что спорт – это не просто работа. Это постоянное соревнование – не только спортсменов, но и тренеров, и руководителей, врачей, администраторов, журналистов и прочих. Спорт – это командный вид. И если одни выкладываются, а другие просто приходят отсидеть смену, – с такой командой нам ничего не выиграть.

- Но ведь он так любит хоккей! – говорят мне иногда.

Знаете… Мне кажется, чтобы работать в спорте – мало просто любить его. Нужно еще и уметь отстоять то, что ты любишь. В спорте нельзя быть слабым – в интересах дела, которое ты должен защитить. Вот такие мысли.

А сейчас – интервью.

- Александр Владимирович, давайте начнем издалека. Я помню, как вратарь «Сибсканы» и «Байкал-Энергии» Алексей Негрун после окончания карьеры игрока долго не мог найти работу. При том, что он человек положительный, ответственный! Когда открылась школа «Сибскана», я обрадовалась: теперь бывшим хоккеистам будет где работать! И была весьма удивлена, когда Василий Карелин, на тот момент –директор «Сибсканы», сказал, что большая проблема – найти тренеров. Прошло почти четыре года, но кадровая проблема есть и сейчас. Как Вы думаете, почему?

- Наверное, потому, что хоккеисты представляют себе работу детскими тренерами немного по-другому. Думают, видимо, что тут – как в хоккее: пришел, поработал два-три часа и ушел. А эта работа – с утра до вечера. Вот Сергей Юсупов, который сейчас в «Байкал-Энергия»-2, а до этого работал детским тренером, – у него было три команды. Я приезжаю на стадион – он уже здесь. Я уезжаю – он все еще здесь. Потому что это работа на износ. Либо ты работаешь с детьми только так, либо ты вообще не работаешь. А те, кто привык так: пришел, мячик кинул, или пришел «не в форме» после праздников, или вообще не пришел, – таких было очень много примеров.

- На самом деле, детских тренеров у нас очень мало. Редко появляются новые.

- В Швеции детским тренерам платят наравне со взрослыми. Потому что это очень тяжелая работа. Дети – это будущее. Только в нашей стране почему-то об этом забыли. Если раньше у нас были во дворах тренеры – условные дядя Коля, дядя Боря, они заливали ребятишкам лед, занимались с ними, у них в подвале была тренерская. Так им за это квартиры давали. А сейчас можно всю жизнь работать ничего не заработать, кроме нервных и других болезней.

- А где устанавливают размеры зарплаты для областных хоккейных школ? Есть какие-то стандарты?

- Есть нормативы Минспорта России, где размер зарплаты зависит от МРОТ. Но региональные власти могут эти нормативы менять и устанавливать повышающие коэффициенты. Затем, у каждой школы есть свой установленный фонд заработной платы. Они тоже могут регулировать размер оплаты.

- Школа «Сибскана» задумывалась как кузница кадров для профессионального спорта. Но там нет тренеров, уходят команды. Зарплаты везде небольшие, но в других школах все более стабильно. Почему, как думаете?


- При открытии школы «Сибскана» губернатор Сергей Георгиевич Левченко и президент областной федерации хоккея с мячом Владимир Александрович Матиенко поставил задачу руководству школы: чтобы, набирая тренерский состав, не обескровливать другие школы. Может, это где-то было не совсем правильно. Но главная задача тут была – социальная составляющая.

- Такая стратегия больше подходит под массовый спорт, чем под спорт высших достижений.

- Спорт высших достижений за два-три года не делается. Надо подождать лет 7-8. Тогда можно будет говорить о чем-то. Когда из массового набора при открытии школы может быть отдача в виде призовых мест на международных и всероссийских соревнованиях. С другой стороны, это же областная школа, благодаря этому хоккей с мячом получил развитие в городах Иркутской области. Это самое главное. Отдаленные города, такие, как Бодайбо, получили возможность взять тренеров, набрать группы, получить экипировку. В Швеции в хоккей с мячом играют в провинциях. Чтобы не только в Иркутске был спорт, правильно?

- Я правильно понимаю, что вследствие этой договоренности – не переманивать тренеров и команды из других школ, – в Иркутске просто не хватило резервов на «Сибскану»? Школу открыли, а заполнять некому?

- В Иркутске – да. Брали тех тренеров, кто был без работы, или молодых специалистов. Хоккеистов, которые закончили выступать.

- И это правильно? Вроде бы мысль верная: создавая одно, не разрушай другого. Но ведь работы на результат при таком подходе не получится!

- Наверное, с точки зрения тренеров, у кого группы серьезного уровня, кто играет в первенстве России, - конечно, хотелось бы собрать лучших. А с другой стороны, не будет массовости – не будет спорта.

- Какой-то тупик. Тренерам других школ тоже мало радости, если у них начнут забирать готовые команды.


- По моему глубокому убеждению, детским тренерам нужно платить хорошую зарплату. Чтобы они видели смысл своей работы. А не как у нас – детский тренер на стадионе в три смены, без обеда, без отдыха. Обычный человек это не выдержит. И при таком подходе нормальных, подготовленных хоккеистов тяжело подготовить. Мы выпускаем «полуфабрикатов». Я сам начинал детским тренером и знаю, что это такое. От руководителя очень многое зависит. Он должен видеть, кто работает, и кто нет. И если ты хочешь развивать спорт и открываешь новую школу, набираешь молодых тренеров, нужно же им помогать. Они же не роботы – с утра до вечера работать за 20 тысяч рублей.

- Я помню наше с Вами интервью год назад, где говорилось: чтобы получать зарплату хотя бы тридцать тысяч, тренер вынужден набирать до восьмидесяти человек. От этого подхода, когда платят за количество, страдает качество.

- До восьмидесяти человек в день! Это не работа. Я видел, как в Швеции тренируют маленьких детей – там на каждого тренера три-четыре ребенка максимум. А у нас один тренер на девяносто человек. И какой он будет к вечеру? И что он сможет дать детям?

- Хорошая зарплата – это сколько по иркутским меркам?

- Ну, хотя бы тысяч тридцать пять. Тогда мужчина уже хоть как-то содержать семью. Детский тренер должен практически жить на стадионе. А на двадцать тысяч как это можно? Ходить в валенках и есть одну лапшу?

- А что делать с недостаточным количеством тренеров? Ну, не вырастили мы своих. Может, приглашать специалистов их других регионов? Игроков же приглашают.

- Игроков приглашают, обеспечивая им жилье. Как правило, приезжают с семьями. Это большие затраты. Профессиональные клубы могут это себе позволить, детские школы – нет. И потом, детских тренеров в стране в принципе мало. Везде такая же ситуация: маленькая зарплата, мало желающих работать. В стране ведь тоже единицы тех, кто на слуху. Юрий Третьяков в Красноярске, Борис Целищев и Владимир Загуменный в Новосибирске, Олег Свешников в Карпинске, Владимир Наумов в Иркутске. В Красноярске сейчас появились – Александр Сапега, Евгений Швецов здорово работает. Есть и другие. Владимир Китьков, Александр Савченко, Аркадий Попков. Но их мало. Хорошие тренеры не поедут, у них там свои группы, свои дети. Они не бросят.

- Тогда как быть? Если работать некому?

- Я уже это на протяжении двадцати лет говорю: нужно готовить тренеров по хоккею с мячом! Я сейчас говорю не о высшем, а о среднеспециальном образовании. Почему в Иркутске столько лет работает Техникум физической культуры, сейчас – училище олимпийского резерва, и там не готовят тренеров по хоккею с мячом? Наши хоккеисты поступают либо на отделение футбола, либо волейбола, или конькобежный спорт.

- Какие минимальные шаги нужны, чтобы открыть специализацию по хоккею с мячом?

- Сейчас все делается через госзадания. Нужно поставить задачу нашим образовательным учреждениям – готовить кадры для вида спорта, который пока еще самый популярный в Иркутской области. Это все делается на региональном уровне, Министерство спорта Иркутской области может подключиться. Для среднего образования, думаю, достаточно двух специалистов: это теоретик и практик. В свое время, когда мы были молодыми тренерами, в Иркутске как-то проводили курсы наши тренеры Евгений Выборов и Борис Баринов. Выборов рассказывал про менеджмент спорта, показывал графики, таблицы. А Баринов давал конкретику уже по хоккею: какие тренировки когда проводить, виды занятий, режимы. Для нас это все в диковинку было!

- Еще нужен учебник по хоккею с мячом – Вы как-то говорили в интервью, что его в России до сих пор нет.


- Я же сам получал высшее образование в ИрГУФК. Можно сказать, учил сам себя. Мы учились вместе: я, Оксана Проньшина, Маша Тхир, Наташа Алферова. У нас у всех была избранная специализация – «хоккей с мячом». Вот я начинал готовиться к занятиям и понимал, что ничего не могу найти. Искал учебники по хоккею с шайбой, изучал какие-то книги про хоккей с мячом – воспоминания тренеров и игроков.

Сейчас в Хабаровске вроде бы движутся по этому пути, но учебника нет, пока там готовят только учебные пособия. И… слишком научным языком все написано, много мудреных вещей. У меня два высших образования, но даже мне было тяжеловато воспринимать. Я знаю уровень наших выпускников-хоккеистов и думаю, что им будет еще сложнее усвоить. Все-таки для спортсменов материал нужно излагать более просто и понятно.

- Какие-то попытки написать учебник в России были?

- Я спрашивал об этом наших ведущих специалистов по хоккею с мячом: Владимира Янко, Сергея Ломанова. Но... Ломанову не до этого, Владимир Владимирович ответил: если кто-то спросит – он и так готов рассказать. И я их понимаю, ведь учебник – это же не просто так. Надо все отложить в сторону и какое-то время заниматься только этим. Все данные систематизировать, найти литературного руководителя. В книгах по спорту обычно с десяток авторов, - и психологи, и теоретики, и специалисты по разным видам спорта, по подготовке, по спортивной медицине и так далее. Тем более зная какой у нас высокий уровень спортивной медицины в Иркутске!..

- Еще у нас есть грамотные авторы, которые участвовали в выпуске книг по хоккею с мячом. А училище олимпийского резерва недавно возглавил бывший министр спорта Илья Резник, человек понимающий, сам мастер спорта. Может, нам и карты в руки? Помнится, год назад Вы говорили, что Евгений Хвалько вполне мог бы написать такой учебник, и даже он сейчас в Иркутске. Правда, времени у него вряд ли хватит.

- Если говорить про Евгения Михайловича, то ему вообще под силу написать даже монографию по подготовке хоккеистов, от маленьких и до взрослых. Он прошел практически все стадии тренера – от десятилетних детей до работы в команде Суперлиги «Енисей». Плюс у него сын хоккеист, он постоянно на нем изучает хоккей с мячом, снимает на видео. Материала у него накоплено достаточно. Но должность главного тренера «Байкал-Энергии» времени свободного практически не оставит.

- Оставим это как намек: может, в будущем Евгений Михайлович все-таки надумает взяться за что-то подобное.

- Но у нас ведь есть Михаил Юрьев, который много раз приводил сборную России к победе в чемпионатах мира, а хабаровский «СКА-Нефтяник» – к первому месту в чемпионате страны. Возможно, он был мог взяться за эту работу.

- Давайте вернемся к теме, которая поднималась в наших предыдущих материалах. Когда родители пытаются как-то «биться за качество», а тренеры считают, что родители излишне вмешиваются. Я знаю, такая проблема в нашем спорте есть. Родителям всегда хочется как лучше...


- А откуда они знают, как лучше? Они ведь не специалисты в хоккее с мячом. Сейчас родители, я считаю, слишком много вмешиваются, куда не надо. Решают: какой тренер хороший, какой плохой. Я считаю так: если вы привели ребенка к тренеру – значит, доверяете. Тогда дайте ему работать спокойно.

- Но что делать родителям, если они и правда видят, насколько команда отстает? Пример – поездка команды «Сибскана» 2004 года в Красноярск, которая показала слабость иркутян, но вполне устроила тренера. Спортивная молодость дается только один раз, а годы-то идут. Можно ли в такой ситуации что-то делать?

- Родители должны прежде всего детей воспитывать, а не тренеров. Это мое глубокое убеждение. В наше время пропало уважение к учителям, врачам, тренерам. Вот сейчас в связи с карантином родители постоянно звонили: а когда возобновятся тренировки? А раньше отправили – и хорошо, за два часа дети на тренировке выплеснули энергию, тренер там с ними поработал, они домой пришли тихие, спокойные. Так что люди поневоле оценили пользу работы тренеров. Ребятишки-то тоже бывают – не подарок!

- Возможен ли какой-то компромисс, если родителям хочется влиять на ситуацию – из лучших побуждений? Или лучше вообще не надо?

- Пусть проводят собрания, общаются – пожалуйста. Пусть те, кто хоть немного понимает в спорте и может подсказать, – пусть помогают. Но если человек никогда в жизни спортом не занимался и пытается научить тренера – я этого вообще не понимаю. Если вы отдали тренеру своих детей – какие могут быть вопросы? Приходите, болейте на соревнованиях! Опять же важно, как болеть? Можно поддерживать своих, а можно болеть против соперника. «Накачивать» детей против своих же ровесников, с кем они тренируются в одном городе, - это уже перебор. Иногда я такое слышу на соревнованиях.

- Вот эта «политика» совсем не нужна в спорте.


- Еще у нас раньше между тренерами была такая договоренность: если хоккеист не поладил с тренером и хочет уйти к другому, то мы «перебежчиков» не брали, пока он не утрясет все свои недоразумения в бывшей команде. Сначала разберись! Чтобы все там было нормально. А потом переходи. Сейчас бывает так: что-то не получилось – мы пойдем к другому тренеру, этот тоже оказался плохой – пойдем к третьему.

- В наше время люди привыкли требовать качества услуги, и это нормально. Но спорт – такая область, где ничего нельзя гарантировать заранее. В том числе и высоких результатов у детей.

- Чтобы были результаты – нужен отбор. А у нас сейчас просто набор. Мы берем всех. Вы обратите внимание, как действуют в лучших школах по футболу или по хоккею с шайбой. Приезжают дети на просмотр, им иногда говорят: «Извините, у нас таких хватает». Там берут лучших, и если взяли человека – значит, он талантливый. Значит, можно говорить про какой-то результат. А мы берем всех. И надо понимать, что не каждому дано стать Ломановым.

- Знаете, та же проблема в творческих профессиях: в журналистике берут всех, а потом выпускников много, а работать некому. Если бы был отбор, как, например, в театральные или режиссерские вузы...


- Вот и посмотрите, сколько в журналистике людей с одного потока попадает в профессию? Единицы. То же самое в хоккее с мячом. В команде далеко не все доходят до профессионального уровня. И не надо во всем тренера обвинять. Нас учили по-другому. Для нас учитель и тренер был почти священный человек. Я помню наше отношение к тренеру Вениамину Михайловичу Велединскому – мы лишний раз боялись мимо-то пройти! Уж не говоря о том, чтобы подойти и первыми поздороваться за руку. Сейчас дети идут – им по восемь-десять лет, они руки тянут тренеру. Они еще дети, понятно. Придет время – поймут. Но сейчас меня это коробит. Нас как учили: идет навстречу взрослый, если он тебе руку протягивает – тогда да. Первым здоровается всегда старший. Когда мы были молодыми тренерами, работали тренеры старшего поколения Герольд Штанько, Всеволод Белый, Валерий Токмаков. И никогда не было такого, чтобы мы сказали «привет» или на «ты». А сейчас двадцатилетние тренеры со старшими на «ты». Панибратства такого быть не должно. Или когда тренеры к родителям игроков просто по имени обращаются, – это тоже неправильно. По имени-отчеству – это нормально. Вот из этих мелочей и складывается работа тренера, и его авторитет. Для этого и нужно тренерское образование. Всем этим тонкостям надо учить с самого начала.

- Чтобы работать с детьми, какие требования к тренерам?

- Нужно высшее физкультурное образование. Законченное или чтобы человек получал его во время работы. По любому виду спорта.

- У нас в российском хоккее с мячом лицензии требуются только тренерам Суперлиги?


- Да, они получают образование в Высшей школе тренеров. А детские тренеры, может, они бы рады получить специальное обучение по хоккею с мячом, но где его взять? Среднеспециальное образование – это именно то, с чего надо начинать, чтобы тренеры знали, чему надо учить детей с самого начала: как двигаться, кататься, думать. Чтобы такие тренеры растили не «полуфабрикатов», как я уже говорил. Если в Иркутске появится какая-то рабочая группа, которая будет заниматься именно учебником по русскому хоккею – это было бы здорово.

Комментарий экс-министра спорта Ильи Резника

Мы задали несколько вопросов Илье Резнику, который до недавнего времени был министром спорта Иркутской области, а в настоящее время является директором Училища олимпийского резерва.

Вопрос первый: кому пришла в голову идея – сделать так, чтобы крытый ледовый дворец был не самостоятельной единицей, а в распоряжение школы «Сибскана»? Вследствие этого решения Владимир Матиенко, который и так загружен сверх меры, вынужден отвечать не только за дворец «Байкал», но и за детскую школу. Как ответил Илья Юрьевич, это предложение поступило от экс-губернатора Иркутской области Сергея Левченко.

Также мы поинтересовались, почему в школе «Сибскана» такие маленькие заплаты? По нашей информации, тренеры получали по 16 тысяч. На что получили ответ: что сейчас зарплаты в школе повысили, и таких цифр уже нет. Минимальная зарплата – от 20 тысяч рублей.

И третий вопрос: возможно ли открыть в училище новую специализацию и готовить тренеров по хоккею с мячом? При условии, что будет учебник и найдутся специалисты. Илья Юрьевич готов рассмотреть это предложение. Давайте верить, что все получится.

Продолжение следует. Уверены.




Два ФОКОТа и 13 спортивных площадок появились в Приангарье в рамках проекта «Спорт – норма жизни»

Анна Журавлева – строгий тренер, которого любят дети (фото, видео)

Иркутянин принял участие в морской эстафете на 160 километров во Владивостоке

Российский боец Петр Ян нокаутом завоевал титул чемпиона UFC

"Каждый марафон - это маленькая жизнь". О том, как в Иркутске появился беговой клуб "BaikalTrailRunning"

Сергей Астафьев и его команда "Первомай". Продолжаем рассказывать о детской школе "Байкал-Энергии"

Директор спорткомплекса "Авиатор" Денис Чучков: "Спорт - это мое!"

Борис Зубович - хоккейных дел мастер! Рассказ об отделении подготовки "Байкал-Энергии", команда "Баргузин" (видео)

Турнир "Кубок Мужества" посвятят погибшим при исполнении воинского долга иркутянам

«Хорошо, что мы команда!» Открытый Кубок Иркутска по флорболу прошел при поддержке «Байкал-Энергии» (фото, видео)

пн вт ср чт пт сб вс