Эксперты обсуждают законопроект о запрете участия в выборах лицам, признанным экстремистами

Депутаты ГосДумы обсуждают законопроект, запрещающий избираться в новый состав федерального парламента лицам, причастным к деятельности общественных и религиозных объединений, закрытых по решению суда из-за признания их экстремистскими.

Запрет будет касаться и лиц, которые предоставляли им финансовую, имущественную, организационно-методическую, консультативную или иную помощь.

Иркутский «Экспертный клуб» обратился к политологам, общественным деятелям с вопросом: на что направлены предлагаемые изменения в федеральные законы?

Политический консультант, председатель исполкома Иркутского регионального отделения Ассоциации юристов России Владислав Шиндяев:

В информационном пространстве и политической жизни в последнее время появилось много деструктивных проявлений и видов деятельности. Такие проявления не могут не влиять как на жизнь государства, так и позицию некоторых групп общества. Поэтому естественно, что законодатель ограничивает эти виды деятельности.

Справедливо отмечу, что такая охранительная деятельность государства, и такие регулятивные меры необходимы, чтобы пресекать любые деструктивные виды, особенно экстремизм и терроризм. Все это должно не только пресекаться, но и иметь под собой профилактические меры. А за деятельность, которая является общественно опасной, должны быть соответственные меры ответственности. Они оправданы и необходимы не только в России, а в любом государстве как мера обеспечения жизнедеятельности страны и жизни общества.

Руководитель исполкома регионального отделения общероссийской общественной организации «Всероссийский совет местного самоуправления» Ирина Петшик:

Во-первых, сегодня действительно вокруг России сложилась неблагоприятная международная политическая обстановка. Нас унижают со всех сторон: экономические и финансовые санкции, спорт и многое другое. Такое мы уже проходили: миру можно всё – нам ничего! Не учитывать эту обстановку нам нельзя. Меры должны быть адекватные.

Но, во-вторых, сегодня выросло не одно поколение, которое, при отсутствии качественных идеологических и методических школ гражданской активности внутри России, учились и учатся в таких школах за ее пределами. И это совсем не означает, что каждая первая такая школа должна являться «нежелательной» или обязательно должна

стать таковой через три-пять лет. Любая ниша потребностей и запросов общества заполнится сама, если государство не в состоянии реагировать на эти потребности.

В-третьих, современная молодежь, не окрыленная идеологией и практически брошенная один на один со своими проблемами (платное обучение, невозможность найти работу по специальности у себя дома), стремится самостоятельно найти свое место и ищет возможности достойно жить уже здесь и сейчас, а не тогда и потом.

И в такой ситуации вносится закон, который не только подрежет крылья действительным организаторам и зачинщикам экстремизма и терроризма. Он имеет огромный ореол, под который может попасть чуть ли не вся наша молодежь от 14 до 35, которая от Камчатки до Калининграда довольно активна и высказывает свое мнение, и поднимает свою голову. Необходимо ли бежать семимильными шагами?

Писатель, журналист Евгений Хохряков:

На мой взгляд, довольно расширительное толкование имеет понятие «экстремистские организации». Согласиться с тем, что деструктивное поведение обязательно носит черты экстремизма, сложно. Так можно любой обмен студентами, волонтерами, теми же депутатами обеспечить биркой «враг народа». Съездил студент, проучился на курсах или тренингах, и что? Через пару месяцев он вышел на митинг оппозиции. Он – экстремист? Кто будет оценивать его действия именно в таком ключе? Он не бил стекла, не жег машины, не бил гвардейцев. Он просто выразил свои мысли, свое мнение. В чем его обвинить, если он действует в рамках Основного закона. «Но ведь он этому научился на Западе!!!» И, слава Богу, что научился отстаивать свои права.

Что такое «деструктивная деятельность»? Это то, что не нравится власти или грубое нарушение законов? Если есть нарушение законов, то нужно действовать так, чтобы пресечь эти нарушения. А причем тут запрет основных прав гражданина – «избираться и быть избранным»? Что-то такое уже было – «лишенцы». Помните?

Требуется жесткое и конкретное определение тех видов деятельности гражданина, которые могут лишить его избирательных прав. А пока у нас этим правом обладает только суд. Плюс ко всему требуется доказательно объявить – эти НКО, АНО являются враждебными как ИГИЛ (организация запрещена в России). Тогда уж само по себе отпадёт у членов этих бандформирований право на участие в избирательном процессе без всяких дополнительных законов.

Вот лично я участвовал в программе USAID. Прошел кучу тренингов и курсов за 20 дней. И не стал врагом народа. Набрался знаний, которых не было в России. Теперь эта организация признана нежелательной. Стал ли я экстремистом? Смешно.


Новости партнеров


КОРОНАВИРУС
ФронтирЛето
sibregion

пн вт ср чт пт сб вс